Кто контролирует рынок нефтепродуктов Казахстана?

Власти РК снова пытаются решить проблему нехватки топлива

Фото: pixabay.com

Алматы. 10 сентября. NewsHub – Провели модернизацию трех существующих нефтеперерабатывающих заводов, потратив на это свыше 2 трлн тенге. Увеличили глубину переработки нефти и выпуск светлых нефтепродуктов, бензина, дизтоплива и авиакеросина. Сырья, то есть нефти для переработки, вроде, тоже достаточно. Но каждый год с началом весенне-полевых работ или же осеннего сбора начинается хаос, аграрии жалуются на нехватку топлива, потребители - на рост цен. Это уже традиция.

В этом году Минэнерго и КазМунайГаз нашли причину дефицита топлива в его низкой цене. Якобы, автолюбители из соседних стран (в частности, России и Кыргызстана), проживающие в приграничных с Казахстаном районах, заезжают заправляться в нашу республику (потому что у них дороже). Обнаружены факты, когда крупные тягачи, предназначенные для перевозки большегрузных фур, заезжают (без прицепов) на территорию Казахстана только чтобы заправиться, причем неоднократно в течение одного дня. Если стандартный бак у тягача составляет примерно 1200 литров, то у тех, кто заезжают для заправки, вместимость баков увеличена в три раза. То есть за один раз авто может вывезти три тонны или больше топлива.

Введение дифференцированных цен и лимита на дизтопливо, которое вступило в силу 20 августа, когда казахстанские автовладельцы заправляются по одной цене, а иностранные - по другой, должен снизить объемы вывоза нефтепродуктов. Но новые правила торговли имеют свои недостатки. К примеру, автовладелец может заправиться по низкой цене на одной АЗС, исчерпав свой лимит в 100 литров, но при желании может заехать на другую заправку и купить еще топлива. Чтобы решить эту проблему, Минэнерго решило подключить все автозаправки к одной информационной системе, где будут мгновенно появляться данные о потребителях: кто, когда и сколько приобрел топлива. К 15 сентября к системе планируется подключить все АЗС. Эта система и нынешний опыт борьбы с топливным кризисом, поможет уже весной следующего года не допустить дефицита дизтоплива, считает министр энергетики Болат Акчулаков.

Рекордный рост

В этом году будет переработано рекордное количество нефти - до 17 млн тонн. И связано это с рекордным ростом потребления нефтепродуктов, в первую очередь, как считают в Минэнерго и КМГ, из-за теневого вывоза.

В нацкомпании выяснили, что динамика продаж топлива на заправках, расположенных в тупиковых зонах, указывает на отсутствие вымывания продуктов. Тогда как в АЗС, расположенных в приграничных районах и вдоль трасс, наблюдается всплеск потребления в летне-осенний период, что свидетельствует о вывозе нефтепродуктов иностранным автотранспортом. В нацкомпании отмечают, что в марте этого года розничные цены на дизтопливо в России снизились до уровня цен Казахстана, что привело к падению продаж в приграничных АЗС.

Прогноз производства нефтепродуктов на 2022 год составляет 13,72 млн тонн, что более чем на 1 млн тонн выше, чем в 2021 году. За прошедшие восемь месяцев показатели выросли на 706 тыс. тонн или на 8,4 %, до чуть более 9 млн тонн. В частности, выпуск бензина увеличился на 4,6% до 3,3 млн тонн, дизтоплива - на 10,5% до 3,5 млн тонн, авиакеросина - на 29,3% до 500 тыс. тонн.

Если по бензину внутренний спрос покрывает местное производство, то по дизтопливу - приходится импортировать, поскольку потребление выросло на 30%, что оказалось непосильным казахстанским НПЗ. Поэтому в течение сентября-октября планируется завезти в страну около 100 тыс. тонн российского дизтоплива. Чтобы не снижать выпуск топлива в этом году отказались от остановки на ремонт Атырауского и Шымкентского НПЗ (перенесли на следующий год). Это должно дать дополнительно 150 тыс. тонн дизеля. Также введен запрет на вывоз автотранспортом бензина, дизтоплива и отдельных видов нефтепродуктов, принят ряд других мер. Но все это оказалось не действенным. «Несмотря на введенный запрет, бензин и дизельное топливо вывозились под видом других товаров. К примеру, экспорт печного топлива вырос в 11 раз. Это означает, что со стороны Министерства энергетики нет должного контроля за данным вопросом», - считает премьер-министр Алихан Смаилов.

Действительно, возможно, все дело в том, что власти никак не контролируют рынок нефтепродуктов? Несмотря на то, что все три крупных НПЗ, практически, полностью принадлежат национальной компании, на деле на ее долю приходится только около 30% ресурсов (бензина, дизтоплива и авиакеросина), продаваемых на рынке. Поэтому может надо усилить работу по демонополизации рынка ГСМ?

Держатели ресурсов

Напомним, что НПЗ у нас работают по системе процессинга. То есть они не имеют своей нефти, соответственно и нефтепродуктов. Они зарабатывают на том, что перерабатывают нефть, принадлежащую нефтедобывающим компаниям, а чаще всего компания-посредникам, так называемым, давальцам. Эти давальцы скупают нефть у добывающих компаний, сдают ее на завод на переработку, забирают оттуда готовую продукцию, и далее поступают с ней на свое усмотрение, то есть могут продать его на внутреннем рынке или экспортировать. Так вот, согласно данным Минэнерго, в августе этого года в Казахстане действовало свыше 30 компаний-посредников, имевших свои ресурсы в виде дизтоплива. Наиболее крупными из них являются КМГ и компания Petrosun. Из более чем 498 тыс. тонн дизтоплива, имевшегося на рынке в августе, этим двум компаниям принадлежали свыше 387,6 тыс. тонн, то есть около 78%. В частности, КМГ принадлежали 141,1 тыс. тонн, а Petrosun - 246,4 тыс. тонн дизтоплива. Среди остальных давальцев есть и другие китайские и казахстанские компании. Однако объемы ресурсов, принадлежащих им, в разы меньше.

Petrosun - китайско-казахстанская компания, 51% предприятия контролирует китайская CNPC, 49% - были в собственности Тимура Кулибаева и Данияра Абулгазина (оба вошли в топ-50 богатейших бизнесменов Казахстана в мае 2022 по версии Forbes Kazakhstan). Так вот в июле этого года в рамках демонополизации рынка ГСМ они передали свои доли КМГ. Но даже с учетом этих процентов, доля национальной компании в тех 70-75% рынка нефтепродуктов, контролируемых КМГ и Petrosun, составляет всего 40-45%. Об этом накануне рассказал глава КазМунайГаза Магзум Мирзагалиев.

Вместе с тем, практика показывает, что даже контролируя рынок на государственном уровне, запрещая экспорт, устанавливая потолок цен и лимит заправки, можно упустить (а может, специально не заметить?) теневой вывоз дизтоплива или бензина под видом других, не запрещенных для экспорта, нефтепродуктов, а значит столкнуться с очередным дефицитом.

Исследовательское агентство IHS Markit отмечает, что административные меры не способны реально улучшить общую ситуацию, и паритета цен между Казахстаном и его соседями следует достигать экономическими путями. Прогресс в данном направлении, вероятнее всего, и далее будет медленным, поскольку внутренние цены на моторное топливо остаются социально чувствительным вопросом. Расхождение между мировыми и внутренними ценами - как на сырую нефть, так и на нефтепродукты - в течение некоторого времени будет сохраняться, но в ближайшие несколько лет все же вероятна дальнейшая либерализация внутренних цен, обусловленная интеграцией нефтяного рынка ЕАЭС. При этом Казахстану придется либерализовать свою внутреннюю ценовую политику в большей степени, чем любому другому члену союза, для создания общего рынка нефти и нефтепродуктов к 2025 году, поскольку он имеет самые низкие розничные цены на бензин и дизтопливо среди пяти стран-участниц ЕАЭС.

Однако январские митинги против резкого роста цен на сжиженный газ, продемонстрировали, что казахстанцы не готовы к повышению стоимости моторного топлива, что это чревато трагическими последствиями. Очевидно, что нужно повысить платежеспособность населения, прежде чем предлагать увеличение цен на топливо, которое влияет на стоимость всего в Казахстане.

Дулат Тасымов

При полном или частичном копировании и использовании материалов NewsHub.kz гиперссылка на источник обязательна.